Главная / Книга ХХ века

Книга XX века

После Февральской революции социальная роль книги в российском обществе резко изменилась.  Практически единственным достижением Временного правительства было введение относительной свободы печати, в связи с чем резко возросло количество изданий. Роль печатного слова как оппозиции существующему режиму и его идеологии потеряла свою актуальность, так как реально появились политические свободы. Каждая партия должна была сконцентрировать внимание на «себе», своей программе. И литература, издаваемая в то время, носила ярко выраженный агитационный характер. Это были не книги, даже не журналы, а газеты, листовки. И спрос на книги тоже изменился. Книготорговец из Горловки сообщал, что среди рабочих поразительный спрос на книги, причем требуют политические.
 Когда к власти пришла партия большевиков, одним из первых ее законодательных актов  был Декрет о печати (от 27.10.1917 г.), по которому контрреволюционные органы печати подлежали закрытию. И далее все 70 лет советской власти шла попытка сформировать нового человека, и главную роль в этом должна была играть книга.
В самые первые годы советской власти особое внимание уделялось изданию книг, адресованных низовому читателю. Для этого создавались специальные издательства: «Безбожник», «Красная новь», «Долой неграмотность». Все решения в этих издательствах о том, что издавать или не издавать принимались по команде АГИТПРОПа.
 В 1919 году была в первый раз проведена централизация издательского дела, так как стояла задача создать новую книгу для всего советского общества.
 Была цензура, не допускающая какие-то книги к печати, но такого, чтобы любой писатель, художник, критик должен, именно должен славить существующую власть, такого не было никогда. Не потребитель (читатель), а директивные органы определяли характер книжного выпуска.
Конечно, были и успехи в распространении культуры, в книгопечатанье, в книгоиздательской деятельности. В 1920 году из тысячи человек грамотными были только 320, то есть 68% населения России было неграмотным. Это проблема была довольно быстро разрешена, и книги стали издаваться больше чем на 100 языках. Было создано несколько новых алфавитов для народностей, не имевших до революции письменности вообще. Известен успех, достигнутый в издании детской книги в издательстве Клячко Л.М. И в целом, не одно поколение советских людей было воспитано на многих прекрасных книгах советских писателей. Классики издавались и переиздавались миллионными тиражами.
Перенасыщенность литературы идеологией привела к тому, что в 60-е годы в Советском Союзе было два вида литературы: официально издаваемая и так называемый самиздат – самостоятельно печатаемая и переплетаемая запрещенная литература. И наиболее образованная часть общества, интеллигенция стремилась «достать» именно самиздатовскую литературу. Судя же по советской статистике, наибольшим спросом пользовались сочинения Маркса и Энгельса.
В 60-х годах ХХ века во всем мире исследования книги и личности читателя становится более многоплановым. Это во многом обусловлено «революцией свободного времени», ростом его продолжительности, развитием индустрии досуга. Кроме того, произошли и другие изменения. На Западе конфликт поколений выдвинул на первый план проблему отцов и детей, вопросы, связанные с преемственностью в освоении культуры и разрывами в культурной традиции.
Проблемы, связанные с качественными и количественными характеристиками чтения, вызывают особый интерес также в связи с расширением сферы применения новых средств коммуникации. Специалисты стали скептически относиться к традиционным печатным формам хранения и распространения информации. Все чаще и громче зазвучали голоса тех, кто утверждал, будто печать исчерпала свои возможности и обречена на забвение.
Да, в мире книг и чтения на исходе ХХ века наметились серьезные изменения. Все меньше становится социальная роль книги. Если прежде можно было безоговорочно согласиться со словами известного отечественного исследователя Н.Рубакина о том, что «ничто не характеризует степень общественного развития, как уровень читающей публики», то теперь это утверждение приобрело иное значение. Из напряженного труда души чтение для многих превратилось в сопутствующее занятие (на Западе это произошло раньше). Интерес к «серьезной» литературе проявляет незначительная часть населения, и она все уменьшается. Предметом чтения становятся все чаще краткие жанры – инструкции, в том числе экранные, объявления, правила и т.п. Ни времени, ни душевных сил на вдумчивое чтение, на сопереживающее восприятие у читателя не хватает, поскольку в качестве источника переживаний теперь потребляются всевозможные специализированные издания, в том числе философские трактаты, Библия, Коран, сборники анекдотов, комиксы, хроники происшествий, наконец, телесериалы. Чтение стало в значительно большей степени ориентировано на удовлетворение не столько эстетических, сколько информационно-прагматичеких потребностей. Распространение новых технологий неизбежно приводит к снижению тиражей книгоиздания и читательской активности. Это не дает оснований говорить о кризисе чтения. Оно просто приобретает иные формы и несет в себе иное содержание и иные смысловые нагрузки.
Основной тенденцией последних лет стала утрата печатным словом и чтением их исключительной роли, особенно в российском обществе. Художественная литература, печать в целом перестали быть по крайней мере главным источником для обсуждения глобальных и общечеловеческих проблем, в значительной мере потесненные аудиовизуальными, а позже и интерактивными средствами коммуникации. И тем не менее в круге массового чтения благополучно сосуществуют не только образцы «бульварного чтива», но и то, что всегда было принято называть «серьезной» литературой.






Rambler's Top100
© 2007-2017. При копировании материалов с сайта активная текстовая ссылка обязательна.